Турецкий пирог с начинкой из ненависти к Европе

Турецкий пирог с начинкой из ненависти к Европе

То, что между Турцией и Европой происходит «вселенский срач», не заметить трудно. Судя по комментариям наших «икспердов», никто не понимает суть, но все ждут, не отломится ли нам от этого «пирога ненависти» кусочек выгоды. Ну, там безвиз или финпомощь. Нет, не отломится. Это не наша «опера». Просто Европа исторически склонна к мессионерству. Раньше европейцы несли туземцам веру, теперь – диктаторским режимам демократию. До недавнего времени «последним диктатором Европы» числился Лукашенко. А теперь вакансию «предложили» Эрдогану...

Странные люди эти европейцы. Если заглянуть в историю, то приход к власти Гитлера не вызвал у них возмущений. А все потому, что он на выборах победил. Пусть внеочередных, парламентских, искусственно создав предпосылки для роспуска Рейхстага несколько раз подряд. Но... демократическая процедура соблюдена. Значит, все океюшки.

И фюрером/рейхсканцлером Гитлер стал тоже по процедуре: за день до смерти 2 августа 1934 года 86-летнего президента Гинденбурга немецкий Кабмин принял закон, что функции президента и канцлера совмещаются в одном лице. Так что герр Адольф вполне демократично принял на себя полномочия главы государства и главнокомандующего вооруженными силами. И только когда он наладил уничтожение населения Европы в промышленных масштабах, Старый свет начал бурчать. За что тот “поставил раком” Париж и не только.

Скажем честно: если бы не фатальная ошибка Гитлера – начать войну со Сталиным, он был и Англию схрумкал, и по всей Азии-Африке расставил своих гауляйтеров. Обломились зубки фашизма исключительно о крайне недемократичный Советский Союз.

Европа из уроков Второй мировой войны извлекла достаточно странное убеждение, что главная защита от подобных неприятностей – не допускать формирования у себя под боком диктаторских режимов. Где-нибудь в далекой Азии, Африке или Латинской Америке – делайте что хотите. А возле Европы диктаторствовать нельзя.

Диктаторская звезда Милошевича закатилась еще в 1999 году, когда Югославия была подвергнута бомбардировке. А фактически он был свергнут в 2000 году во время первой “цветной революции” в Белграде. К моменту смерти Милошевича в тюремной камере 11 марта 2006 года Европа уже нуждалась в новом диктаторе. Им стал... конечно, Александр Григорьевич Лукашенко

Раз есть такое правило, должен быть тот, кто его нарушит. Несколько десятилетий эту нишу занимали СССР и блок соцстран. Не удивительно, что когда восставший народ Румынии казнил Чаушеску с женой, в демократических столицах не капнуло ни слезинки. Заметим, что никто также не призывал найти и наказать виновных. Подумаешь, диктатора утилизировали!

Следующим исполнителем роли “исчадия ада” был Слободан Милошевич. Его отбомбили по всем правилам НАТО, подвергли “демократическим судебным процедурам” в Гаагском Международном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ) и т.п.

Но диктаторская звезда Милошевича закатилась еще в 1999 году, когда Югославия была подвергнута бомбардировке. А фактически он был свергнут в 2000 году во время первой “цветной революции” в Белграде. К моменту смерти Милошевича в тюремной камере 11 марта 2006 года Европа уже нуждалась в новом диктаторе. Им стал... конечно, Александр Григорьевич Лукашенко.

Отношения Белоруссии и ЕС испортились еще в разгар балканской войны в 1996 году. Причем по той же самой причине, которая сейчас привела к конфликту с Турцией: из-за проведения референдума по изменению Конституции Беларуси. Тогда был увеличен срок полномочий президента и начат новый отсчет этого срока. Запад назвал результаты референдума сфальсифицированными, а президентские полномочия неограниченными, что крайне опасно для демократии.

Но экономические санкции и визовые ограничения против Беларуси были введены, когда не удалось вышибить Лукашенко из игры на президентских выборах 2006 года. В 2008 году визовые санкции в отношении лично Лукашенко и некоторых чиновников были сняты. Но против должностных лиц, "участвовавших в репрессиях в отношении белорусской оппозиции", их сохранили. Экономические и политические санкции продолжались до 31 октября 2015 года. Включая запрещение на въезд в ЕС и замораживание активов.

К слову, период санкций бацька достаточно эффективно использовал для защиты национальных производителей от конкуренции Запада. А когда санкции отменили, нужды в тотальном протекционизме уже не было: благодаря российскому рынку и сбыту в СНГ белорусские производители окрепли и вышли на более-менее конкурентоспособный уровень.

Сейчас Лукашенко постепенно открывает форточку в Европу. Для европейцев введен пятидневный безвизовый въезд, который скоро расширится до двухнедельного. Создается много СП с западными производителями, что позволяет облегчить, например, сертификацию трамваев в Европе. А это в свою очередь приносит им победы на европейских тендерах.

России это не нравится, и она кусает Лукашенко. Он огрызается в ответ. Но все это пока происходит в формате некритичной семейной ссоры. Чего не скажешь о конфликте Европы с Турцией. Точнее, конфликте президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с руководством ряда европейских стран.
Эрдогана насильно “усаживают” в кресло диктатора, с которого полтора года назад разрешили подняться Лукашенко. Причем дежавю двойное: как мы уже сказали выше, турецкий президент пытается внести в Конституцию поправки, чтобы, как некогда сделал Лукашенко, увеличить срок своего пребывания у власти. И утвердить это все на референдуме

И здесь двух мнений быть не может: Эрдогана насильно “усаживают” в кресло диктатора, с которого полтора года назад разрешили подняться Лукашенко. Причем дежавю двойное: как мы уже сказали выше, турецкий президент пытается внести в Конституцию поправки, чтобы, как некогда сделал Лукашенко, увеличить срок своего пребывания у власти. И утвердить это все на референдуме.

Для чего Эрдоган хочет изменить турецкую Конституцию, весьма дельно описано в статье на «РБК». Итак, 21 января турецкий парламент одобрил в третьем, окончательном, чтении 18 поправок к Конституции, которые превращают страну в президентскую республику. Согласно им, к 2019 году должность премьер-министра ликвидируется, а полномочия передаются президенту. Он получит право издавать указы, объявлять чрезвычайное положение, назначать министров и других высокопоставленных должностных лиц, распускать парламент. И даже составлять бюджет страны.

Ключевая дата реформ – 2019-й год. Планируется проведение президентских и парламентских выборов. Президентская каденция составит пять лет с возможностью переизбрания на второй срок, как и в нынешней редакции Основного закона. Так что Эрдоган сможет находиться при власти с 2019 по 2029 гг.

Президенту также разрешается не прерывать свое членство в партии на период исполнения президентских полномочий. Будучи основателем Партии справедливости и развития, Эрдоган сможет снова ее возглавить (в 2014 году он был вынужден сложить полномочия лидера). Это еще больше усилит влияние правящей партии.

Понятно, что Европе все это категорически не нравится. Еще больше ей не нравится, что пакет конституционных реформ был разработан правящей партией без общественной дискуссии и консультации с другими партиями. Оппозиция (142 депутата) проголосовала против. Во время голосования была драка: одному из парламентариев сломали нос.

Теперь собственно о завязке острого противостояния между Эрдоганом и Нидерландами. Дело в том, что изменения в Конституцию должны быть одобрены на национальном референдуме 16 апреля. Как пишет РБК, исследования двух центров по изучению общественного мнения Gur's A&G Research и Metropoll говорят о невозможности на данный момент предсказать результаты референдума.

Считается, что решающее влияние на положительный итог референдума окажут несколько миллионов уроженцев Турции, проживающих сейчас в Европе, имеющих право голосовать на выборах и референдумах. Самая большая диаспора в Германии: официально – 1,3 млн. турецких граждан. Вторая по численности – в Нидерландах. Не удивительно, что именно Германия и Нидерланды оказались в эпицентре скандала.
С Турцией все намного сложнее. В ее багаже богатое историческое прошлое, победы и поражения Османской империи, “курдский фактор”, противоречия между светской доктриной Ататюрка и так называемым “исламском ориентиром”. Только невежды могут примитивно сводить весь этот комплекс к формуле “любит-не любит Эрдоган Путина”

Сначала Берлин запретил митинги в поддержку референдума, потом Амстердам. Именно на такой митинг в Нидерланды направлялся министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, которому власти Голландии отказали в выдаче разрешения на посадку самолета. Следом был запрещен визит министра по делам семьи и социальной политики Фатмы Бетуль Саян Кайи, которую фактически вытолкали из страны.

С протестом к турецкому генконсульству в Роттердаме вышли около тысячи человек с турецкими флагами – они выражали поддержку своим властям. Полиция Нидерландов демократично разогнала их водометами. В ответ Эрдоган, выступая на мероприятии в провинции Коджаэли, заявил, что Нидерланды ведут себя как "банановая республика", обвинил Запад в вооружении террористов на Ближнем Востоке и в конце концов обозвал европейцев фашистами.

Наши комментаторы рассматривают происходящее вокруг Турции исключительно в контексте сближения Анкары с Москвой и привязывают к визиту Эрдогана в гости к Путину. Это неправильно. Хотя, с точки зрения поверхностного “икспердного анализа”, все сходится: и Милошевич склонялся к России, и Лукашенко, и теперь Эрдоган.

Однако с Турцией все намного сложнее. В ее багаже богатое историческое прошлое, победы и поражения Османской империи, “курдский фактор”, противоречия между светской доктриной Ататюрка и так называемым “исламском ориентиром”. Только невежды могут примитивно сводить весь этот комплекс к формуле “любит-не любит Эрдоган Путина”.

Кстати, и Европа основной своей тревогой называет не это, а перспективу воссоздания султаната времен Оттоманской империи. Эрдоган, который руководит Турцией с 2002 года и будет в общей сложности находиться у власти 27 лет, фактически становится... султаном новейшего времени.

С другой стороны, это указывает на провал многолетних усилий Европы, направленных на европеизацию Турции. Знаете, когда было подписано Соглашение об ассоциации между Турцией и ЕС? Больше полувека назад! А с какого времени Турция является официальным кандидатом в члены ЕС? С 2005 года! Безвиз они ждут уже пару десятилетий! Хотя с населением почти в 73 млн. человек получить свободный вход в Европу, очевидно, проблематично.

В общем, много лет Анкара находится в режиме ожидания. И все это время трудится над выполнением домашних заданий по соответствованию критериям, необходимым для вступления в ЕС. То они провели судебную реформу. То ввели изучение курдского языка в отдельных школах. То долго и мучительно адаптировались к евростандартам (Турция с 1996 года является участницей Таможенного союза с ЕС, что намного круче, чем наша Зона свободной торговли). Но так и не смогли прорваться на европейские рынки в полном объеме из-за нетарифных барьеров.

И вот им, судя по всему, надоело. В конце концов, 17-я экономика в мире по мощи и потенциалу. ВВП – на седьмом месте в Еврозоне после Германии, России, Великобритании, Франции, Италии и Испании. Член НАТО. Армия – вторая по мощности, численности и боеспособности в Европе (пардон, если обидел нашу армию, но так пишут в справочниках). Эрдоган начал возмущаться на тему “Сколько можно стоять в коридоре для прислуги?”. “Ты султан и диктатор”, – ответили ему прирожденные миссионеры.

P.S. Что будет дальше? Никто не знает. Конфликт Турции с Европой разворачивается по непредсказуемой траектории. Ясно одно: нам от этого пирога ничего не отломится. Можно рот не разевать.